Последние комментарии

  • Vladimir Nazarenko
    Какая ТВАРЬ, нет на вас Сталина пугалкины! «Нам никогда из этого рабства не вылезти». Максим Галкин о Путине.
  • Александр Рыбин
    У этого петушка тоже зоб самовлюблённости вырос? Тоже вознамерился всех учить? Клоун.«Нам никогда из этого рабства не вылезти». Максим Галкин о Путине.
  • Vladimir Nazarenko
    Мы все прошли точку не возврата, и этот дебилизм уже никогда увы не закончится. Зеленский назвал украинцев создателями первого спутника и ракетного двигателя.

Куда нас ведёт искусство политики.

Продолжение материала "Капитализм с социальным лицом, или Как толкнуть паровоз в России".




Не сохнут чернила


Эх, политика, политика! Политики, политес! Немало насчет политики изведено строк. Тема неисчерпаемая, как открытый карьер угля. Сколько о ней ни пиши, не сохнут чернила.

Мы часто любим судить о политике, особенно о политике внешней.

Ведь в нашем понимании политика и есть что-то внешнее, а не свое. Как будто все, что ни происходит в России, живет исключительно где-то там, внутри. Дисбаланс между внутренним и внешним есть, как есть разница, и очевидная, между обшарпанными задворками и фасадом.

Не оттого ли мы формируем себе портрет, полагаясь на чужое мнение? Потому что сами не хотим целиком окунаться в Россию. Но тогда мы забываем, что внешняя политика – это не способ самоутвердиться, а инструмент отстаивания национальных интересов за рубежом. Не спортивное состязание крупного уровня, а долгая и кропотливая работа. И она, если не изменять ей, обязательно принесет нам политические и торговые плюсы. Причем именно в таком порядке. Сначала политические, а потом торговые. Ведь Россия в глобальной экономике не Китай. Ее товарам, даже если они дешевы, никто просто так не откроет рынок. Без политической или даже военной поддержки страны, которая обязательно должна присутствовать за спиной.

Так что политика – это не одно лишь национальное тщеславие, хотя и оно тоже в немалой степени. Политика — это искусство.

Считается, что в политике нет друзей и врагов отдельно от собственных интересов. То есть завтра белое может стать черным, как и обратное, если это становится выгодно. Теоретически это верно при условии, что в нее были заложены национальные интересы. Иначе, без отстаивания национальных интересов, она превращается в маскарад.

Стыдно говорить. Международная жизнь мешает


Скажите, кто мешает отечественным дипломатам интересы России открыто и с достоинством формулировать? Однако со времен Горбачева и уже в наши дни российские дипломаты порой озабочены вечным. И, судя по их поступкам, на собственную страну не часто оглядываются. Таковы, мол, правила международного этикета, где простые и естественные вещи выносятся за скобки.

Там, т.е. в мировом сообществе, стыдно говорить о наших национальных интересах вслух. Помогать соотечественникам за рубежом и вообще продвигать вперед марку «Россия». Это, увы, противоречит правилам хорошего тона. Не мы (то есть, дипломаты) такие, а жизнь международная такая.

Зато под столом, уверяют светила политики, нас гладят чужие руки, что искренне убеждает в добрых намерениях. Или в успехах России на международной арене для внутреннего российского пользователя.

Так, постепенно дрейфуя от первоосновы, наша внешняя политика становится фетишем. Политикой ради политики, а не политикой ради России. А дипломатия наша, мнящая себя византийской, строго играет по внешним правилам, не замечая в этой системе плохого. Что, например, плохого в том, чтобы передать Японии Курильские острова? Теперь вы понимаете, из какой логики исходят наши дипломаты?

Стратегические успехи невозможны


Возможны ли внешнеполитические успехи за при таком положении дел в принципе? Конечно, нет. Тактические еще куда ни шло, но стратегические – ни в коем случае. Потому что они, повторюсь, совершенно противоречат международным «правилам». А если вы эту игру принимаете, пусть даже притворно, то априори согласны с тем, что у вас не получится отстоять национальные интересы.

Не стоит в политике целиком полагаться на хитрость, плетью обуха не перешибешь. Отказ от следования своим интересам разъедает внешнюю политику изнутри. Делает ее двойственной, когда легко перепутать одно с другим. И тогда в политике ничего не остается, кроме искусства.


Кстати, некоторые отечественные дипломаты того же мнения. Насчет политики и искусства тоже. Они люди прогрессивных взглядов и великолепных манер. Уместных больше для паркетного зала, где танцоры выделывают балетные «па». Ну не зря же Россию считают страной балета. Дипломаты не отстают. Их артистизмом нельзя не восхищаться. Порою кажется, люди достигли таких высот, что одинаково хорошо танцуют роль Спартака и Жизели. Вы смущены? А что тут такого, искусство ведь.

Но почему-то за российскую дипломатию нас не покидает чувство тревоги. Понятно ведь, куда может завести такое искусство. А ведь по мидовским примам судят и о театре, т.е. о всей стране. Тем более что международная политика – это не только и не столько танцпол. Это арена для состязаний, где в партере сидят искушенные зрители. И тут одного балетного артистизма мало. Надо уметь жалить соперника без плетения лишних кружев. Иначе можно самому запутаться в этой сети. Что называется, дотанцеваться.

Не это ли сегодня с нашими дипломатами и происходит? Провалы дипломатии России следуют один за другим. Хотите примеры? Пожалуйста.

Коллекция провалов


Одна Украина чего стоит. Второй по значимости союзник в одночасье превратился в дурного врага. Да так ли уж в одночасье? Неужели процесс западного разложения Украины шел тайно, и мы его не видели? Да нет же, он открыто шел, причем весьма длительное время. Прямо под носом у нашей дипломатической миссии. А они-то, т.е. дипломаты, что? С них взятки гладки.

Следующий весьма красноречивый пример: прибалтийский вопрос. Конкретно — вопрос нарушения прав человека в Прибалтике и оголтелая русофобия. Когда наших прибалтийских соотечественников, не по своей воле оказавшихся в 1991 г. за границей, начали там унижать и преследовать по полной программе. Даже объявили их «негражданами», т.е. людьми второго сорта.

Ну и что же наш российский МИД за три десятилетия сделал поперек? Да кому это надо на Смоленской площади! Вот незадача, теперь с ней возись. Это же не какой-то глобальный вопрос вроде отношений с Америкой.

А что можно было бы сделать? Все, что угодно, — с этой Прибалтикой, которая целиком и полностью зависит от отечественного транзита. Кроме того, почему прибалтийским «негражданам» наши дипломаты не предложили социальных привилегий, таких, например, как постоянный безвизовый въезд в Россию? А для всех остальных «граждан» Балтии можно было ввести обязательную для въезда сюда процедуру: сдачу теста по русскому языку. На уровне уверенного пользователя и с чтением стихов. Чтобы в России их тоже правильно понимали. И не говорите, что это глупо, т.к. в Россию оттуда никто не едет. Едут, и немало, хотя здесь себя и не афишируют.

Не можно, а необходимо было оказывать материальную и юридическую поддержку русскому населению в Прибалтике и бывших республиках. Отстаивать в международных судах его законное право на связь с Россией. Но это в теории. А на практике нашим МИДом не было сделано почти ничего.

Приспособленчество


Потому что стиль нашей дипломатии выражается одним словом – приспособленчество. К чужому образу мышления и вкусам. Причем приспособленчество настолько въелось под кожу, что наши дипломаты не делают исключений. Они со всеми готовы вести конструктивный диалог с позиции второго лица. С великими и даже мелкими игроками на международной арене. И такое поведение официальных лиц вольно или невольно копируют делегаты рангом пониже.

Депутаты, обласканные деятели культуры, лауреаты премий, спортивные чиновники, формально-неформальные представители и др. подчас ведут себя аналогично. Им есть, к сожалению, с кого брать пример.

Увы, невнятность и бесхребетность не только вошли в стиль дипломатии «а-ля русс». Это черта и казенных представителей нашей общественности, которые за государственный счет ездят по миру. Они почему-то считают своим долгом непременно оправдываться за Россию по любому поводу и без. Даже когда для этого нет совершенно никаких оснований. Часто они говорят и показывают то, чего от них хотят видеть и слышать другие. Отвечают давно известным зрительским ожиданиям.

Пора бы перестать ломать комедию. Тем более, если в «гестапо» актеры не лучше. Им ведь тоже ничто эдакое бывает не чуждо. К искусству они неравнодушны весьма, если их с пристрастием об этом спросить. Но мы упорно делаем из них героев, когда перед ними за что-то отчитываемся.

Танк вместо искусства


Итак, искусство у нас широко популярно, в почете. Правда, у американцев, например, другие методы и наклонности. У них наглость – это неизменный атрибут внешней политики. Они везде едут вперед как на танке, даже если не успели вовремя сесть на коня. Своей нарочитой наглостью они остальных в политике дрессируют. Приучают, что в сапогах будут закидывать ноги на стол. Но закидывают они эти ноги не просто так, а с прицелом. Чтобы потом за хорошее вознаграждение их убрать. Иногда даже и закидывать ног не надо, а всего лишь отсалютовать кому-то «приветом». И уже клиенты согласны на все, ну как устоишь перед таким обаянием!

В политике это яркое проявление блефа, которое тоже сродни искусству. Интересно, а что же будет, когда два артиста столкнутся нос к носу? Кто будет кого водить за нос, кто победит? А вы сами как думаете, друзья?

Уметь носить и менять личины — обязательная часть профессии лицедея. Но, между прочим, не самая главная, если под маской есть что-то еще. В конце концов, не только роли выбирают артистов, но и сами артисты роли.

Кого сыграть: лакея или боярина?


Кого же лучше тогда играть: лакея или боярина? В самом вопросе вы можете найти ответ. И любовь к искусству здесь ни при чем абсолютно. Особенно когда речь идет о международной политике. Даже в балете есть балетмейстеры, как и режиссеры в театре. А уж в политике они есть тем более.

Куда же направить весь потенциал МИДа, если с искусством будет покончено? На этот счет есть одна весьма неплохая идея. Как известно, дипломатия стоит денег, и немаленьких. На одни представительские расходы набегает весьма приличная сумма.

С расходами все ясно, а вот с доходами как? С какими, спросите вы? Какие такие доходы могут быть у посольства? Хорошо, а, например, взыскание старых государственных долгов за границей? Не всем же все списывать, наконец. Чем не поле деятельности для дипломатии в том числе. Мы об этом как-то забыли, а дипломаты не возражают. Им-то, дескать, все это зачем.

Кстати, а почему наши посольства так небрежно относятся к продвижению отечественных товаров на рынки? Только не говорите, что нам нечего продавать, кроме ресурсов. Есть чего, только надо уметь торговать, и прикладывать усилия к этому. Как это делают посольства Китая, которые по сути являются филиалами китайского бизнеса за рубежом. Вся китайская внешняя политика — это прежде всего экономика и лишь затем там немного политики. А наши дипломаты и консулы не хотят опускаться до таких рыночных мелочей. Не привыкли совмещать приятное с полезным. Слишком рафинированный у них стиль дипломатии.

В общем, политика наша внешняя, как и внешнеполитическое ведомство, рождает больше вопросов, чем ответов. Со стороны складывается впечатление, что дипломатия наша варится сама в себе, в отрыве от национальных задач. А почетная карьера в МИДе постепенно превращается в синекуру для отставных высокопоставленных пенсионеров и золотой молодежи из МГИМО. Это всего лишь мнение, но весьма, весьма распространенное.

Жаль, если оно окажется еще и правдивым.

Никакие внутренние проблемы России не должны извинять дипломатического безволия. Иначе дипломатия становится пустым местом, профессией без четкого содержания и лица.

Конечно, слепо копировать американскую или китайскую внешнюю политику не надо. Они ведь тоже, кстати, не безупречны. Кроме того, это никак не поможет воссоздать свою. Главное, чтобы российская дипломатия стала наконец пророссийской, т.е. основанной на своих, а не на «общечеловеческих» ценностях. И тогда у нее появится точка опоры.

Дружбы народов не существует


Надо все-таки не забывать одно золотое правило: если ты не отстаиваешь свои интересы, то поневоле потакаешь чужим. Льешь воду на соседнюю мельницу. Повторю еще одну аксиому: настоящей дружбы народов в международной практике не существует. Союзы и мир не бывают вечными и заключаются для куда более практичных целей, нежели просто союзы и мир. Кроме того, в партнерстве есть основные и есть ведомые, и нельзя позволять, чтобы вторые усаживались на шею первым. Как это в нашей внешней политике и происходит.

Практичности и здравого смысла нашей внешней политике хотелось бы пожелать. Менять надо не фасад, а ее содержание. Тогда многие проблемы будут решаемы протокольным, а не силовым или же военным путем.

Однако в самом тяжелом случае в запасе есть последний довод королей. Армии, обороне и военной мысли мы с вами посвятим следующую статью. А пока — до встречи.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх